Войти на сайт :Регистрация
Логин:
Пароль:
Регистрация  :  Пароль?  :  Закрыть
Главная Сделать домашней Добавить в избранное Карта сайта Контакты
» » Читать короткий любовный роман: Патрисия Тэйер Дела семейные

Читать короткий любовный роман: Патрисия Тэйер Дела семейные

Патриция Тэйер
 Дела семейные



 ГЛАВА ПЕРВАЯ


 Ранчо Стоунеров ничуть не изменилось. Мег Диланей запомнила его именно таким.
 Она вышла из машины и осмотрела сияющие белизной постройки вокруг дома. В двух низких зданиях размещались конюшни, а третье было крытым манежем, на котором, как рассказывал ей когда-то отец, происходило обучение лучших верховых лошадей во всем округе. Мег вздохнула. Не совершила ли она ошибку, решив вернуться в Минерал-Уэлс? Ведь прошло уже более тринадцати лет с тех пор, как ее семья покинула Техас. Картины далекого детства стали оживать перед ее внутренним взором. Едва ли можно назвать их приятными – папочка позаботился об этом. Мег вновь устремила взгляд на ранчо Стоунеров, размышляя о том, что скажет хозяевам. Все два с половиной часа, пока ехала из Оклахомы, она только об этом и думала... Может, надо было позвонить и выяснить все по телефону?
 Нет! Три недели назад она пообещала матери обязательно съездить к Стоунерам. Не в ее привычках нарушать данное слово – тем более такое. В конце концов, она выполняет последнюю просьбу своей матери.
 Мег вспомнила, как умирала мама, и слезы подступили к глазам. Смерть Нины Диланей не была полной неожиданностью для семьи, однако легче от этого не становилось. У совсем еще молодой, сорокапятилетней женщины обнаружили рак. Болезнь причиняла ей жестокие страдания, а потому надо было, наверное, утешаться мыслью о том, что смерть так быстро унесла ее.
 Взяв с сиденья автомобиля сумочку, Мег направилась по дорожке, что вела к дому.
 После этого визита надо будет думать только о своем будущем. Пора наконец заняться собственной жизнью. Все двадцать четыре года она помогала семье. Не настало ли время пожить для себя?
 Но прежде необходимо выяснить, действительно ли ее сестра здорова и счастлива. Младшая сестренка, которую Мег тринадцать лет считала умершей при рождении... Мег была потрясена до глубины души, выслушав предсмертное признание матери. Ведь никто в семье, кроме миссис Диланей, не знал о новорожденной девочке, от которой отказались родители. Малышка была отдана – или продана – состоятельному семейству Стоунер. Товар перешел к покупателю, который предложил наивысшую цену. В результате они получили полуразвалившуюся ферму, дохода с которой едва хватало на то, чтобы сводить концы с концами.
 Мег поднялась по ступенькам крыльца и пригладила помявшиеся в дороге светло-коричневые слаксы и красную трикотажную блузку с короткими рукавами. Рука ее дрожала, когда она трижды постучала в дверь латунным молотком, судорожно соображая, что же скажет мистеру и миссис Стоунер. С точки зрения закона у нее нет никакого права требовать свидания с сестрой. Сестра... Странно было даже произносить это слово. Сколько лет Мег мечтала о сестренке, которая помогала бы ей справляться с двумя непоседливыми братьями, Клинтом и Риком! Она вновь и вновь проклинала отца за то, что он сделал.
 Неожиданно дверь широко распахнулась, и внезапное появление высокого широкоплечего мужчины заставило Мег отпрянуть. Черные, как вороново крыло, волосы упали ему на лоб, когда он посмотрел на нее сверху вниз. На его чисто выбритых щеках залегали синеватые тени. Мужчина был одет в белую рубашку, выгодно подчеркивающую ширину плеч и плоский живот. На ремне, стягивавшем облегающие джинсы, красовалась серебряная пряжка. Линк Стоунер оказался еще красивее, чем Мег ожидала.
 – Где вас черти носят! – приветствовал он ее, а затем протянул руку и буквально втащил в дом. – Вы должны были приехать еще час назад.
 – Простите, – пробормотала Мег, пытаясь справиться с охватившим ее ознобом. Должно быть, это из-за того, что в прихожей было так прохладно – ведь не затрясло же ее потому, что этот мужчина прикоснулся к ней! – Полагаю, вы ошибаетесь...
 Он предостерегающе поднял руку.
 – Ради Бога, ничего не говорите. Вы моя последняя надежда. Я уже выслушал два отказа. Вы нужны мне.
 Мег завороженно уставилась в его темные властные глаза. Потом, поймав себя на том, что в упор рассматривает незнакомого человека, опомнилась.
 – Постойте! Дело в том, что я...
 – Послушайте, обещаю вам, вы не пожалеете, если согласитесь. Я готов платить вам вдвое больше. Пошли, а то эта старая грымза из опекунского совета уже заждалась.
 Мег ровным счетом ничего не понимала. Да и можно ли сохранить ясность мысли, когда сильная рука Линка Стоунера властно легла ей на плечо, а мускусный аромат его одеколона дразняще окутал ее? Девушка безропотно прошла вместе с Линком в гостиную. На диване сидела женщина лет пятидесяти в строгом темном костюме, с уложенными в тугой пучок седыми волосами.
 – Вот видите, я же говорил, что она появится с минуты на минуту, – зачастил Линк. – Миссис Симпсон, я счастлив представить вам мисс... – Он нахмурился и посмотрел на девушку.
 – Мег Диланей, – быстро подсказала Мег.
 Суровая гостья поднялась на ноги.
 – Мистер Стоунер... – миссис Симпсон быстро перелистала бумаги в папке, которую держала в руках, – я уже говорила вам, что одних занятий с репетитором недостаточно. Николь необходим круглосуточный присмотр опытного воспитателя.
 Николь... Неужели так зовут ее сестру? Мег осмотрела комнату. Где же мистер и миссис Стоунер? Служащая опекунского совета продолжала:
 – С тех пор как погибли ваши родители, вам, мистер Стоунер, не удается справиться с воспитанием сестры, а потому суд, скорее всего, примет единственно верное решение – поместить Никки в приют.
 – Нет! – резко воскликнул Линк. Затем спохватился и заговорил тише, скрывая раздражение: – Прошу прощения, миссис Симпсон. Разве я не сказал вам, что мисс Диланей согласилась стать гувернанткой Никки и будет жить с нами?
 Женщина обернулась к Мег, неодобрительно глядя на нее.
 – Это правда, мисс Диланей?
 Мег растерялась. Тысячи вопросов готовы были сорваться с языка. Что творится с ее сестрой? Интуиция подсказывала, что предложение поселиться в этом доме будет ей на руку.
 – Да, я, разумеется, могу задержаться, но...
 – Ну что же, мисс Диланей, – прервала ее представительница социальной службы, – в таком случае мне необходимо выяснить, каким опытом вы располагаете.
 – Опытом?
 – Вам же предстоит обучать Николь.
 Мег с трудом сглотнула.
 – Видите ли, я несколько лет была ассистенткой директора школы в Босуэлле, штат Оклахома. Кроме того, натаскивала младших братьев перед окончанием школы. – Это была чистая правда.
 Женщина пристально посмотрела на Мег, затем быстро записала что-то в свои бумаги.
 – Но вы так молоды...
 Линк поспешил вмешаться:
 – Я не знал, что репетитор непременно должен быть старше тридцати.
 Дама из опекунского совета даже не взглянула на него.
 – Должна сказать, мисс Диланей, я вам не завидую. Не забывайте направлять мне еженедельный отчет о занятиях Никки. А я тем временем свяжусь со школой, в которой вы работали, для получения отзывов о вас. – Женщина захлопнула папку и направилась к двери. – Я позвоню вам через несколько дней.
 Дверь дома открылась и закрылась, и в комнате повисла тягостная тишина. Мег посмотрела на Линка, и внезапно ей стало жарко, словно она опять была неуклюжей девочкой одиннадцати лет, тайно влюбленной в парня на пять лет старше. Он ее, конечно, забыл – да и с какой стати должен помнить?
 Линк улыбнулся, сверкнув ровными белыми зубами.
 – Знаете, у меня просто нет слов, до чего я вам благодарен. Вы спасли меня. Клянусь, эта ведьма жаждет крови.
 – Похоже, она всего-навсего делает свою работу, – ответила Мег, раздумывая, не пора ли объяснить истинную причину своего приезда.
 Линк заговорил серьезно:
 – Что это за работа такая, если она хочет увезти Никки из родного дома?
 – А вы могли бы рассказать мне, почему миссис Симпсон настроена разлучить вас с вашей... сестрой?
 Линк нахмурился и, пройдясь по комнате, остановился возле длинного, обитого светло-коричневой кожей дивана, что стоял у камина.
 – Видите ли, наши родители погибли полгода назад в автокатастрофе, и Никки тяжело переживает их смерть. В последнее время у нее были неприятности...
 – Какие именно?
 Линк пожал широкими плечами.
 – Она часто прогуливала школу, а в те дни, когда появлялась на занятиях, была практически неуправляемой. – Отвернувшись, он быстро провел рукой по волосам. – А теперь школьный совет не допускает ее к занятиям, пока она не пройдет курс лечения у психолога. Получается, надо ждать, пока эта ученая каракатица не втолкует Никки, что сложности со школой у нее оттого, что она тоскует без отца с матерью, а Никки тем временем все больше отстает от своего класса. Ей необходим репетитор, чтобы нагнать упущенное.
 Мег понимала, что Линк явно о чем-то умалчивает. Работники социальной службы не приходят к родителям школьницы, если она всего-навсего не успевает по алгебре.
 Сзади послышался шорох, и Мег ощутила чье-то присутствие. Она медленно повернулась и увидела стоявшую на пороге комнаты темноволосую девочку.
 Это же моя сестра, возбужденно подумала Мег. Сестра, о существовании которой она узнала всего три недели назад.
 Затаив дыхание, Мег жадно вглядывалась в высокую, по-детски нескладную девочку тринадцати лет.
 На Никки Стоунер была красная юбка выше колен и футболка, неровно обрезанная чуть ниже едва заметной груди. Мег быстро заморгала, пытаясь прогнать набежавшие на глаза слезы. Волосы девочки были темнее, чем у Клинта и Рика или у самой Мег, но в чертах лица у них было что-то общее. Никки оказалась удивительно похожа на свою мать и бабушку. Мег слышала биение собственного сердца. У нее есть сестра! Однако радость почти мгновенно угасла, едва она сообразила, что не имеет права ничего говорить. По крайней мере пока.
 Никки окинула гостью подчеркнуто недружелюбным взглядом:
 – Еще одна училка?
 – Это мисс Диланей. Она согласилась помочь тебе с учебой.
 – Она мне не нужна.
 – Ошибаешься, – парировал Линк. – Мисс Диланей согласилась поселиться у нас. Так что придется тебе привыкать.
 Никки злобно уставилась на брата.
 – Я тебя ненавижу! – закричала она. – Ненавижу! – И, развернувшись, пулей выскочила из комнаты.
 Мег с трудом удержалась, чтобы не броситься следом, однако заставила себя взглянуть на смутившегося Линка.
 – Совсем не похоже на дружную семейку, которую вы ожидали увидеть, верно?
 – Ну, если в семейные дела вмешивается опекунский совет, ясно, что возникли проблемы.
 Линк Стоунер задумчиво посмотрел на красивую девушку. Не совершает ли он ошибку, нанимая в качестве гувернантки столь юное создание? Мег Диланей, скорее всего, не более двадцати трех лет. Черт, по телефону ее голос показался ему куда старше. С другой стороны, выхода у него нет.
 – Несколько месяцев назад мы действительно были дружной и счастливой семьей, но с того дня в октябре, когда погибли наши родители, Никки изменилась. Я знаю, что она страдает, но... – Линк заметил в больших карих глазах девушки сочувствие и чуть не забыл, что собирался сказать. – Никки... озлобилась на весь белый свет, отдалилась от подруг, от меня. Однажды даже попыталась украсть какую-то мелочь из магазина в городе. К счастью, владелец магазина – мой друг, и я сумел замять это дело. Но во второй раз ее поймали и отправили в полицейский участок, где продержали, пока им не удалось связаться со мной.
 Линк сжал кулаки и принялся расхаживать по комнате. Никогда в жизни он не чувствовал себя столь беспомощным.
 – Знаете, я просто в отчаянии, – вырвалось у него. – Руководство школы отказывается допускать ее к занятиям, пока я не пообещаю им, что Никки будет вести себя хорошо. Я нанимал к ней репетиторов, однако она не желает общаться с ними. А две недели назад еще и сбежала. Я был буквально в ужасе. Пришлось связаться с шерифом, чтобы организовать поиски. После этого в дело вмешался опекунский совет. – Линк обошел журнальный столик и остановился перед Мег. – Вы – моя последняя надежда.
 У Мег перехватило дыхание. Надо, конечно, сказать ему правду. Но вдруг она поймала себя на мысли о том, что ей хочется стать гувернанткой у собственной сестры.
 – Право, не знаю...
 – Я согласен платить вам втрое больше. – Линк назвал сумму, и девушка потрясенно ахнула. – Плюс бесплатное проживание и питание, – добавил он. – Может, вы все же попробуете?
 Мег совсем растерялась. Ведь ее ждет подруга Кэти в городке Форт-Уорс! На следующей неделе она собиралась явиться на собеседование, надеясь устроиться на работу. Начать новую жизнь... Однако обещание, данное у постели умирающей матери, эхом звучало в ушах Мег. Разве она вправе уезжать, когда сестренке нужна помощь?
 – Понимаете, мистер Стоунер...
 – Зовите меня Линк. – Он улыбнулся, и ее сердце совершило плавный кувырок.
 – Линк, я вовсе не та, за кого вы меня принимаете. Я не из агентства по трудоустройству.
 Не успел хозяин дома что-либо сказать, как зазвонил телефон. Линк извинился и снял трубку. Мег чувствовала, что нервы ее на пределе – стоит только сказать ему правду, и он вышвырнет ее из дома.
 Линк закончил разговор и повернулся к ней, скрестив руки на широкой груди.
 – Звонили из агентства. У репетитора сломалась машина, и они хотели перенести встречу. – Он вопросительно поднял черную бровь, и Мег отчаянно захотелось разгладить появившиеся на его ровном лбу морщинки. – В таком случае кто же вы, Мег Диланей? Что привело вас к нам?
 Мег судорожно сглотнула.
 – Моя мама... недавно умерла.
 – Примите мои искренние соболезнования...
 Мег заметила быстро промелькнувшую в его глазах тень страдания.
 – Благодарю вас. – Она отвела глаза от его гипнотического взгляда. – Понимаете, я ехала в Форт-Уорс и просто... просто свернула, чтобы повидать ваших родителей. Пожалуйста, простите меня. Я ничего не знала об автокатастрофе.
 Он кивнул.
 – Выходит, ваша мама и Полин были подругами?
 – Они познакомились давно, – ответила Мег, логично предположив, что женщины должны были встретиться хотя бы раз.
 – Действительно, Полин была дружна со множеством людей, – с гордостью подтвердил Линк. – Ее очень любили и соседи, и друзья. – Он вновь заговорил на больную тему: – Ну, мисс Диланей, вы, кажется, настоящий подарок судьбы. Работа не будет для вас в новинку, а потому прошу вас поселиться у нас и помочь моей сестре. Поверьте, Никки не хватает женского участия, хотя она, вероятно, об этом и не догадывается.
 – Пожалуй, я могла бы задержаться у вас на несколько недель, – ответила Мег, не успев сообразить, что делать этого не следует, что это чистое безумие.
 – Голубушка, вы так нужны нам, что можете сами установить себе жалованье. – В его голосе прозвучали бархатисто-вкрадчивые нотки, от которых Мег обдало жаром.
 – Нет-нет! Я не могу принять от вас деньги! – Господи, спаси и помилуй, ведь Никки ее сестра! Девочке так трудно... – Я могла бы просто пожить у вас, пока...
 Линк не дал ей закончить:
 – Решено, и обещаю, что постараюсь уговорить вас задержаться здесь подольше. – Он взмахнул рукой с вытянутым указательным пальцем: – Мы еще поговорим о вашем жалованье, мисс Диланей.
 – Пожалуйста, зовите меня Мег, – попросила она.
 – Я очень рад знакомству с вами, Мег. – Взяв ее руку в свою, Линк накрыл ее шершавой ладонью. – Я распоряжусь, чтобы кто-нибудь из работников принес наверх ваши вещи. – Он взглянул на часы. – Прошу простить, но мне придется уехать – надо перевезти кобылу на ранчо Рейноддсов. – Отпустив ее руку, он направился к двери. – Я вернусь к ужину.
 – Но... – Мег обернулась к лестнице. – Какую комнату мне можно занять?
 Линк снял с крюка у двери широкополую шляпу.
 – Выбирайте любую.
 – Н-но как же... – пролепетала Мег. – А что, если там уже кто-то живет? – Вдруг ей стало любопытно, где находится его спальня, и по спине ее пробежали мурашки.
 – Не беспокойтесь, как-никак в доме шесть спален. Можете занять первую по коридору. – Он окинул Мег пристальным взглядом, и она почувствовала слабость в ногах. – Пожалуй, она вам подойдет.
 – Вы уверены, что я никому не помешаю?
 Линк как-то странно посмотрел на нее и надвинул шляпу на лоб.
 – Дорогуша, я готов отдать вам свою собственную комнату и поселиться в конюшне, если только вы сумеете помочь Никки.
 – Вряд ли есть необходимость в подобных крайностях.
 – Подождите что-нибудь говорить, пока не познакомитесь с Никки поближе. Как бы она не заставила вас передумать! – Он ухмыльнулся и вышел из комнаты.
 Присев на кровать в своей новой спальне, Мег заворожено прикоснулась к шелковистому розовому покрывалу с каймой. В изголовье широкой кровати с металлическими прутьями высилась груда белоснежных подушек, а по бокам стояли столики с низенькими лампами под голубыми керамическими абажурами. Мег отвернулась и посмотрела на свое отражение в зеркале над резным туалетным столиком.
 Господи, что она тут делает? Ей же не место в этом роскошном особняке, в этой комнате с дорогой мебелью. Она потрогала пушистый ковер на полу и вспомнила холодный пол неуютного дома, в котором провела почти всю свою жизнь, вспомнила о тесной спальне, где располагалась вместе с младшими братьями, пока не повзрослела и не переместилась на продавленный диван в кухне. Утешало, правда, то, что рядом с этим диваном находилась и согревала ее плита, которую топили дровами. Зато надо было просыпаться раньше всех, чтобы растопить ее.
 Мег встала и подошла к окну, раздвинула атласные гардины и посмотрела во внутренний двор. Вовсе не чудесный, безупречно подстриженный газон и не благоухающие кусты роз сразу же привлекли ее внимание, а бассейн. Огромный, с кристально прозрачной водой, где, наверное, так хорошо плавать и бултыхаться, избавляясь от усталости после долгого дня напряженной работы. Этот бассейн разительно отличался от места ее купания – мелкого ручья позади дровяного сарая, где песка и грязи было больше, чем воды.
 Мег задернула занавеси и присела в кресло у окна. Никки выросла в совсем иной обстановке, чем она и ее братья. Внезапно Мег похолодела. Клинт и Рик! Что они подумают, если узнают про Никки? Мать взяла с Мег обещание никому ничего не говорить, пока она не навестит сестру, и братья не подозревали, что Мег собиралась заехать на ранчо Стоунеров. Знали лишь, что она отправилась в Форт-Уорс на собеседование. Теперь придется позвонить им и сказать, что планы ее изменились. Мег обвела взглядом свою новую комнату. Господи, да Клинт и Рик ни за что ей не поверят!
 Неожиданно она подумала об отце. В душе ее не было ни любви, ни уважения к Ральфу Диланею – не только по причине его беспробудного пьянства и неуживчивого характера. Мег была подростком, когда отец умер, но, будучи старшей из детей, она пособляла матери, как могла. Больше всего ее угнетала унизительная необходимость жить на пособие для бедных.
 Много лет подряд Мег только и делала, что работала, и наконец им удалось поправить дела на ферме и даже – Мег особенно гордилась этим – оплачивать обучение братьев в хорошей школе.
 Жизнь Никки была, судя по всему, совсем иной. Девочка никогда не знала, что такое нищета, но ей уже известно, какую боль испытывает человек, перенесший гибель самых дорогих ему людей. Мег чувствовала в себе силы помочь и Никки, и ее брату, а потому решение остаться показалось ей вполне разумным. В дверь постучали, и Мег встала.
 – Входите.
 В комнату заглянула пожилая полная женщина с седыми волосами.
 – Здравствуйте, мисс, я – Дора. Я тут и экономка, и кухарка. – Женщина улыбнулась. – Линк сказал, что вы будете жить у нас. Вам ничего не нужно?
 Мег улыбнулась в ответ.
 – Нет, спасибо. Вот только... может, я помогу вам приготовить ужин?
 Серые глаза Доры весело блеснули.
 – Пожалуй, нет, но, если вам придет охота спуститься и поболтать со мной, я буду очень рада. Похоже, ее высочество вряд ли выйдет из комнаты до ужина. Ну и ладно. Все равно Никки сейчас в таком настроении, что у любого пропадет желание с ней общаться. – Экономка кивнула и прикрыла дверь.
 Вечером Мег сидела за широким обеденным столом напротив мрачной Николь, которая угрюмо ковыряла вилкой в тарелке, пытаясь выложить из картофельного пюре с соусом нечто вроде крепостной башни со рвом. Линк, успевший принять после работы душ и переодеться, восседал во главе стола, и в данный момент все его внимание было приковано к тушеному мясу. Мег была изрядно взвинчена и почти ничего не ела. Взгляд ее то и дело обращался к девочке напротив.
 – Николь, может быть, после ужина мы с тобой обдумаем план твоих занятий? – предложила Мег, надеясь, что та снизойдет наконец до разговора с ней.
 Николь подняла голову и вызывающе уставилась на Мег.
 – Сами обдумывайте, раз вы такая умная!
 – Никки, – предостерегающим тоном произнес Линк. – Мисс Диланей только пытается помочь тебе.
 – Пожалуйста, называй меня Мег.
 Николь порывисто вскочила.
 – Я не собираюсь вас никак называть, потому что не желаю, чтобы вы тут оставались. Убирайтесь!
 Мег тоже поднялась.
 – Я никуда не уеду, Николь. – Она старалась говорить уверенно и спокойно. – Я здесь для того, чтобы помочь тебе с учебой, так что тебе придется привыкать ко мне.
 У Никки был такой вид, словно она вот-вот заплачет, и Мег отчаянно хотелось подойти к ней и обнять.
 Внезапно Николь повернулась к брату.
 – Почему ты так поступаешь со мной? Неужели тебе еще мало? – Она швырнула салфетку на стол и выбежала из комнаты.
 – Николь Стоунер, немедленно вернись! – закричал Линк во весь голос, а затем встал и направился было следом за сестрой.
 Мег остановила его.
 – Прошу вас, позвольте девочке уйти. Ей сейчас очень нелегко.
 – Думаете, я сам этого не понимаю? – Линк раздраженно потер переносицу, потом взглянул на Мег, и она заметила, как напряжено его лицо. – Она ненавидит меня, – сдавленным голосом произнес он.
 Мег ужасно хотелось протянуть руку и успокоить его.
 – Она сейчас ненавидит весь белый свет, потому что страдает. С моими братьями, когда наш отец умер, творилось то же самое.
 Линк посмотрел на девушку, и в его карих глазах блеснул огонек надежды.
 – И что же вы делали?
 Мег ощутила, как под его пристальным взглядом тело ее загорается томительным огнем. Она поспешно отвела глаза.
 – Ничего. Просто давала им понять, что их скверное поведение мне не нравится. А еще старалась занять их несложной работой по дому.
 – У Никки отродясь не было никаких дел по дому – кроме школьных занятий и ухода за лошадью.
 – Может быть, вам следует запретить ей ездить верхом, пока она не станет вести себя лучше?
 На лице Линка снова появилось раздраженное выражение.
 – Это еще одна головная боль. Со дня катастрофы Никки ни разу не заходила в конюшни. Раньше мы занимались с ней почти каждый день, даже готовили ее к выступлению в юниорских соревнованиях на четверть мили. Ее кобылка, Конфетка Сью, должна была показать весной неплохой результат... – Он глубоко вздохнул. – Теперь с ней занимается Педро, но Конфетка привыкла к Никки и ведет себя без нее совсем иначе.
 Выходит, у Никки есть лошадь, с легкой завистью подумала Мег. Всю свою жизнь она страстно мечтала о собственной лошади. Ей приходилось иметь дело с этими благородными животными, когда отец работал объездчиком. Она нередко прогуливала лошадей, ухаживала за ними, чистила стойла, и иногда, в качестве особого вознаграждения, ей разрешалось прокатиться. Разумеется, Ральф Диланей работал только тогда, когда был в состоянии держаться на ногах. Однако он всегда мечтал о том, чтобы завести конюшню и племенных лошадей. Казалось, у него был какой-то особый подход к животным. Если бы только он мог удержаться и не пить!
 Перед Мег внезапно появилась Дора, и девушка очнулась.
 – Не хотите ли кофе, мисс?
 – Спасибо, с удовольствием, – благодарно ответила Мег.
 Линк взял у экономки две чашки кофе.
 – Пойдемте во двор, там прохладнее, – обратился он к Мег и, не дожидаясь ответа, вышел из гостиной.
 Во дворике он поставил кофе на столик с прозрачным верхом и пододвинул кресло для Мег. Наблюдая, как она усаживается, он подумал, что эта хорошенькая девушка, похоже, сжимается в комок всякий раз, как он оказывается рядом с ней.
 Линк улыбнулся про себя, прихлебывая кофе и исподтишка рассматривая ее. Может, будет лучше, если Мег Диланей постарается держаться от него подальше? Ему вовсе не хочется заводить интрижку с репетиторшей Никки. Как-никак он нанял ее для того, чтобы помочь сестре. Не следует все усложнять. Сейчас надо думать только о Никки.
 Однако Линк не мог не размышлять о том, такие ли мягкие на ощупь, какими кажутся, длинные, медового оттенка волосы Мег. Изменят ли ее карие глаза цвет, когда она будет возбуждена? Его ленивый взгляд спустился ниже, к вырезу блузки, подчеркивающему высокую, полную грудь.
 Линк почувствовал, как тело его немедленно отзывается на подсознательное любопытство. Конечно, всего лишь оттого, что у него уже несколько месяцев не было женщины – с тех самых пор, как они с Сюзанной решили расстаться. Сюзанне нравилось весело проводить время, и обуза в виде сестренки переходного возраста была ей не нужна. Но, Господи, ведь Никки ему сестра.
 Черт бы все побрал! Если бы только можно было перевести часы назад! Линк невидящим взором уставился на бассейн. Легкий ветер рябил поверхность воды и доносил из сада благоухание цветущего жасмина. Если бы он не решил тогда уехать и провести выходные с Сюзанной! Ведь собирался же самолично отвезти родителей на самолете в Сан-Антонио!
 – С вами все в порядке?
 Линк потряс головой.
 – Что вы сказали?
 – У вас такой вид... – нерешительно сказала Мег. – Если вы сомневаетесь, правильно ли сделали, пригласив меня остаться...
 – Нет! Дело вовсе не в этом... – Линк увидел, с каким состраданием она смотрит на него. – Просто у меня был трудный день. Черт, да и неделя тоже выдалась непростая... – Он откинулся на спинку кресла.
 Глаза их встретились, и вдруг Линк понял, как одиноко ему жилось в последнее время.
 – Вероятно, я просто тоскую без родителей. Мы частенько сидели тут, возле бассейна. Отец построил его, когда Никки было лет пять. Она сказала, что ей хочется плавать, и на следующее утро подрядчики уже завалили нас предложениями.
 – Видимо, он очень любил Николь.
 – Мы все ее любили – с первой же минуты, когда ее только привезли из родильного дома, – подтвердил он. – Наверное, потому, что у родителей так долго не было детей, и вот потом, когда появилась Никки... – Линк вспомнил, как искренне полюбил сестренку, впервые увидев ее. С того дня у него появилась настоящая семья... А вот теперь он рискует все потерять, если ничего не сможет сделать.
 Он поднялся.
 – Знаете, прошу меня простить, но я лучше пойду. – Вряд ли ему сейчас удастся уснуть, однако и на месте тоже не сиделось. – Завтра мне рано вставать. Но вы можете сидеть тут сколько угодно.
 Линк зашагал по выложенному кирпичом дворику, но почти сразу же остановился.
 – Мег, у меня к вам просьба. Не позволяйте Никки валять дурака. Я очень люблю сестру, но должен сказать, что она отлично умеет манипулировать людьми. Ей необходима твердая и решительная рука.
 Мег встала.
 – Полагаю, мои братья могли бы подтвердить, что я умею быть решительной.
 Он кивнул. Отчаянно хотелось верить ей.
 – Не забывайте, я плачу вам целое состояние.
 Мег резко выпрямилась, и глаза ее сверкнули гневом.
 – Мне казалось, я объяснила вам, что согласна работать только за проживание и питание. Если вам, мистер Стоунер, это не нравится, я готова немедленно уехать.
 Поскольку он молчал, Мег отвернулась и направилась в дом. Линк догнал ее и схватил за плечо. Девушка удивленно обернулась, на лице ее застыло обиженно-упрямое выражение, и внезапно Линку показалось, что она чем-то похожа на Никки.
 – Простите меня, Мег. Я просто очень беспокоюсь за сестру и боюсь потерять ее. Если суд отберет Никки...
 Мег накрыла ладонью его руку, и ее тут же словно ударило током.
 – Нет, этого не будет. Мы поможем Никки справиться с горем.
 Господи, как же ему хочется верить этой девочке, разделять ее оптимизм!
 – Вы не понимаете... – начал было Линк и замолк. – Мы с Никки – не кровные родственники. Стоунеры стали приемными-родителями для нас обоих. – (Мег удивленно посмотрела на него.) – Они усыновили меня уже подростком, и моему отцу было наплевать на то, что со мной будет. Но Никки появилась в нашем доме через несколько дней после рождения. Если только родные Никки узнают, как нелегко ей сейчас приходится, они могут отобрать ее у меня.




 ГЛАВА ВТОРАЯ


 Мег спала неважно, то и дело просыпаясь и думая о том, что говорил Линк. Может быть, стоит признаться ему? Он или позволит ей остаться, или же навсегда вышвырнет ее из жизни Николь.
 Когда наконец Мег встала, было почти шесть часов. Горячий душ помог принять показавшееся правильным решение. Больше всего на свете ей хочется получше узнать сестренку. Это означает, что она не может сказать Линку правду. Пока еще не может.
 Мег застелила кровать и спустилась вниз, в кухню, где было тепло и уютно. Перед высоким эркерным окном, выходящим на задний двор и конюшни, стояли широкий дубовый стол и шесть плетеных стульев.
 Из кладовки вышла Дора.
 – Доброе утро, мисс. Что подать на завтрак?
 – Я подожду остальных.
 Экономка улыбнулась.
 – Линк позавтракал часа два назад и сразу ушел в манеж. Вряд ли мы его увидим до обеда. А уж когда встанет Никки – никому на свете не известно.
 – Она всегда так поздно встает?
 – С тех пор как погибли родители – да. Раньше-то, бывало, поднималась ни свет ни заря. – Дора улыбнулась. – Они с матерью были неразлучны. Любили вместе готовить...
 Дора принесла Мег чашку кофе, и девушка села за стол.
 – Линк говорил мне, что Никки занималась верховой ездой.
 – Точно, и неудивительно. Как-никак отец посадил ее в седло раньше, чем она научилась ходить. Помню, у малышки был крапчатый пони. А не так давно на Рождество ей подарили Конфетку Сью. Вы ее еще не видели, мисс? Гнедая красавица, и к тому же чистокровная. Да уж, отец и брат баловали Никки, как могли.
 – Вы говорите так, словно не одобряете их методы воспитания.
 Дора покачала головой.
 – Знаете, мисс, я проработала у Стоунеров больше тридцати лет, и никто не упрекнет меня в том, что я молчалива или себе на уме. Никки донельзя избалована. Ясно, что в последнее время девочке приходится тяжело, но ее матери стало бы стыдно, узнай она, как ведет себя Никки. – Дора вытерла руки передником. – На мой взгляд, Никки нужно...
 – Я лишь гувернантка Никки, – прервала ее Мег, не желая выслушивать упреки в адрес сестры. – Я не психолог. Но надеюсь, что стану ей другом и смогу помочь. – Она поднялась. – Пожалуй, лучше пойти и разбудить ее, а то нам пора приниматься за работу.
 – Замечательно, мисс, только вряд ли она встанет.
 Мег, не отвечая на предостережения Доры, решительно поднялась по лестнице и тихо постучалась в комнату Никки. Тишина. Она постучала еще раз, чуть громче. Потом опять.
 – Никки, это Мег. Пора вставать. Нам с тобой надо заниматься.
 За дверью послышалось приглушенное бормотание. Затем звонкий голос отчетливо произнес:
 – Убирайтесь.
 Мег вздохнула.
 – Давай же, Никки, просыпайся.
 – Я же сказала – убирайтесь.
 Мег попыталась повернуть ручку на двери и обнаружила, что та заперта.
 – Никки, открой дверь. – На этот раз ответом было полное молчание. – Ладно, если хочешь узнать, кто кого переупрямит, – отлично.
 Мег вернулась в кухню. Стоявшая у мойки Дора подняла голову и, увидев, что Мег пришла одна, понимающе улыбнулась.
 – Ну что я вам говорила?
 – Дора, вы сказали, что Линк сейчас в манеже?
 – Да, и предупредил, что пробудет там весь день.
 Мег направилась к двери. Прохладный воздух обжег ей плечи, но это было даже приятно. Во дворе и около крытого манежа властвовал пряный запах свежей соломы и лошадей, и Мег сразу почувствовала себя уверенней. Быстро осмотревшись по сторонам, она поняла, что на ранчо Стоунеров никто не бездельничает: на манеже проходило обучение сразу нескольких лошадей. Мег присела на прутья ограды.
 Совсем рядом с ней один из тренеров обучал азам выездки великолепную кобылу чалой масти, и Мег не могла оторвать глаз от завораживающего зрелища.
 – Вам что-нибудь угодно, мэм?
 Мег оглянулась и увидела, что на нее в упор смотрит голубоглазый парень одних с ней лет. Он снял шляпу и встряхнул густыми светлыми волосами.
 Мег спрыгнула с ограды.
 – Простите, я засмотрелась. Какая чудесная лошадь!
 Парень кивнул.
 – Искра. Мы надеемся, что заставим и судей засмотреться на нее. – Он снова вопросительно взглянул на Мег.
 – Мне нужно переговорить с Линком.
 Парень улыбнулся, и вокруг его глаз лучиками разбежались морщинки.
 – Боюсь, сейчас он занят. Может быть, я могу вам помочь?
 – Меня зовут Мег Диланей, я гувернантка Никки, и мне очень нужно переговорить с Линком.
 Улыбка исчезла с лица парня.
 – Разумеется, мисс Диланей. Я – Дейл Харрис, старший объездчик. Линк собирался через несколько минут начать тренировку с Дьяволом.
 – Я не хочу отвлекать его, мне просто надо спросить кое о чем, и все. – Мег снова уселась на ограду и тут увидела Линка – он вел в поводу угольно-черного жеребца.
 Сегодня Линк был одет в золотистую рубашку-ковбойку и узкие джинсы. Шляпа была низко надвинута на лоб, а рука в перчатке небрежно держала поводья. Он легко вскочил в седло. Повинуясь ему, конь описал четкую восьмерку. Мег оглянулась и увидела, что несколько тренеров прекратили работу, наслаждаясь слаженным спектаклем.
 Оба двигались словно единое целое – Линк пустил Дьявола во весь опор вокруг манежа и вдруг резко остановил его. Последовала тихая команда, Линк легонько натянул повод, и Дьявол послушно присел на задние ноги, упершись передними в землю. Мег восторженно ахнула – это была так называемая «цифра 11», столь безупречное выполнение которой ценилось очень высоко.
 – Какая прелесть! – выдохнула Мег. Неожиданно Линк посмотрел в ее сторону. Мег вздрогнула и засомневалась, правильно ли поступила, решив побеспокоить его. Может быть, стоило действовать на свой страх и риск? Ладно, что сделано, то сделано. Натянув поводья, Линк подъехал к ней.
 – Что случилось?
 Мег вскочила. В ней было пять футов и восемь дюймов роста, но ей вдруг захотелось быть повыше.
 – Я хотела сообщить вам, что Никки до сих пор у себя в комнате, а дверь заперта.
 Линк заставил жеребца шагнуть еще ближе и в упор посмотрел на Мег.
 – Вы пришли сюда только затем, чтобы сказать мне это? Так это известно мне и без вас.
 Мег отчаянно захотелось убежать.
 – Нет, не только. Я пришла, чтобы спросить: могу ли я предпринять некоторые меры, чтобы разбудить Никки?
 Линк откинулся на луку седла. Дьявол недовольно захрапел и начал пританцовывать на месте.
 – Я же нанял вас в гувернантки Никки. Вот и делайте свою работу.
 Во рту у Мег пересохло. Еще никогда она не чувствовала себя столь беспомощной, разговаривая с мужчиной. Да что же такое с ней творится?
 – Это все, что я хотела знать. – Она уступила дорогу лошади, которую грум заводил в манеж, и направилась к выходу.
 Линк следил за ней глазами, не в силах отвести взгляд от плавной походки, от мягкого покачивания бедер, обтянутых светлыми джинсами.
 – А она хорошенькая...
 Линк заметил, что и Дейла коснулось очарование Мег Диланей. Почему-то ему это не понравилось.
 – Дейл, ты уже увел кобылу от Светлячка?
 Тот нахлобучил шляпу.
 – Прошу прощения, босс. Уже иду. – И быстро отошел.
 Линк обернулся и снова посмотрел на Мег, которая уже входила в дом. Черт бы все побрал! Ему надо работать. Довольно и того, что Мег Диланей с утра пораньше успела нарушить его покой!
 Линк ввалился через черный ход около часу дня. После работы он был грязный, потный и страшно голодный. Рагу, приготовленное Дорой, наполняло кухню аппетитным запахом, однако нечего было и надеяться, что она покормит его, пока он в таком виде. Линк наморщил нос, осматривая свою перепачканную одежду.
 Скорее в душ, подумал он, вышел в гостиную и внезапно остановился – Никки и Мег сидели рядышком у стола, на котором лежали открытые учебники. Никки решала математическую задачу. Обе подняли головы и посмотрели на него.
 – Прошу прощения, – извинился Линк. – Я не хотел вам мешать. Просто иду наверх.
 Никки швырнула карандаш на стол и подбежала к брату.
 – Линк, можно мы кончим заниматься? – Девочка оглянулась на Мег. – Она заставила меня просидеть тут с самого утра.
 Линк поднял руку.
 – Мег – твоя гувернантка. Тебе надо учиться.
 – Но она плохо со мной обращается.
 – Что-то не верится... Между прочим, не ты ли сама постаралась, чтобы тебя выгнали из школы?
 – Но...
 – Ничего не хочу слышать, – прервал он ее. – Когда Мег решит, что на сегодня хватит, сможешь пойти отдохнуть.
 – Я собиралась скоро сделать перерыв на ланч, – откликнулась Мег.
 – Вот видишь, Никки, Мег не такая уж плохая – даже позволит тебе поесть. – Линк подмигнул и с удивлением увидел, как Мег застенчиво потупилась. Большинство молодых женщин всегда отвечали на его шутки. – Если вы, леди, подождете, пока я приму душ, мы поедим вместе.
 Никки надулась.
 – Ну хорошо.
 – Я вернусь через десять минут, – пообещал он и взбежал по лестнице, насвистывая и на ходу вытаскивая рубашку из джинсов. Дверь в комнату сестры была открыта, и Линк покачал головой, глядя на ужасающий беспорядок внутри. Пожалуй, надо будет заставить ее прибраться.
 Хотя нет, не все сразу. Сейчас хватит и того, что Никки принялась с помощью Мег за занятия. Он снова взглянул на дверь и вдруг понял, что с нее исчезла ручка. Линк рассмеялся. Вот, значит, как Мег удалось вытащить Никки из постели.
 – Похоже, нашла коса на камень! – воскликнул он, думая о красивой молодой женщине, что так неожиданно вошла в его дом и размеренную жизнь.
 Мег решила, что Никки Стоунер вполне может давать и Клинту, и Рику уроки упрямства. Она припомнила выражение на лице девочки в тот момент, когда удалось отвинтить ручку с двери ее комнаты. С помощью отвертки можно совершить настоящие чудеса! Никки закричала, требуя, чтобы Мег убиралась прочь, но Мег не сдалась. Ей даже удалось уговорить Никки встать и принять душ.
 Мег воспользовалась ее отсутствием и осмотрела комнату. Неудивительно, что Никки не хотелось никуда идти. Помимо громадной кровати, здесь было все – от телевизора с видеомагнитофоном до новейшего музыкального центра, даже телефон. Одежда, что висела в гардеробе, была куплена явно не на распродажах, так же как и дюжина пар обуви ручной работы.
 Когда Никки приняла душ, Мег уговорила ее спуститься позавтракать. Ясное дело, Никки продолжала упрямиться и возмущаться, но Мег была непреклонна и не успокоилась, пока девочка не съела тарелку хлопьев с молоком. Спустя два часа Мег начала понимать, что ее сестренка не только хороша собой, но и не обделена умом.
 – А знаете, мне вовсе незачем решать все эти задачки, – заявила Никки, прервав ход ее мыслей.
 Мег удивленно подняла бровь.
 – Я могу сделать так, что брат позволит мне сегодня больше не заниматься, – насмешливо протянула девчонка.
 – Никки, мне казалось, что мы с тобой уже говорили на эту тему.
 – Нет, это вы говорили, – с вызовом откликнулась Никки. – И не забудьте вернуть замок на мою дверь. Я хочу быть одна.
 – Никто не собирается к тебе входить.
 – Вы же вошли!
 – Только потому, что ты отказывалась вставать и заниматься.
 – Я не хочу, ходить в школу!
 – А как насчет колледжа? – поинтересовалась Мег. У нее чесались руки взять этого ребенка за плечи и как следует потрясти.
 – А вы-то сами учились в колледже?
 – Нет, но собираюсь. – Мег вздохнула, увидев понимающий взгляд, который метнула в нее Никки. – Как только устроюсь в Форт-Уорсе. Сейчас у меня нет денег на учебу.
 – А вот мне принадлежит половина ранчо, так что денег у меня сколько угодно.
 – Скорее всего, твои деньги положены в банк до твоего совершеннолетия.
 Никки скрестила руки под едва заметными грудками.
 – Линк даст мне все, что я у него попрошу.
 – Да неужели? – послышался мужской голос. Мег и Никки обернулись – на пороге стоял Линк в черной футболке и чистых джинсах; аккуратно причесанные волосы были еще влажными после душа.
 Никки подбежала к брату и обвила его руками за талию.
 – Ах, Линк! Как я тебе рада! Мне нездоровится. Думаю, лучше всего мне пойти и прилечь. – Она направилась было к выходу, но Линк потянул ее назад.
 – Мне кажется, ты и так уже провела слишком много времени у себя в комнате.
 – Но я больна!
 – Тогда мы с тобой сейчас же поедем в город, к врачу.
 Мег порадовало, что Линк оказался достаточно проницателен. Однако Никки не сдавалась. Видно было, что она старается заплакать.
 – Нет, я не хочу ни к какому врачу. Просто пойду к себе. У меня болит живот, – настаивала она.
 – Может, тебе станет лучше, если ты что-нибудь съешь, – предложила Мег, опасаясь, что Линк вот-вот уступит.
 Никки уткнулась лицом ему в грудь.
 – Я не могу есть. У меня просто ужас до чего болит живот.
 – Ну ладно, иди полежи, – отпустил он ее. – Я загляну к тебе попозже – проведать, как ты себя чувствуешь.
 Мег сжала кулаки, наблюдая, как девочка медленно идет к лестнице. Ей хотелось зааплодировать Никки, но она была слишком сердита.
 Линк повернулся к ней.
 – Пойду-ка я обедать. Вы составите мне компанию?
 Мег последовала за ним к столу.
 Линк поцеловал Дору в щеку, и кухарка поставила перед ним большую тарелку с целой горой аппетитно пахнущего рагу, а также плетеную корзинку еще теплых булочек.
 – Кажется, я уже умер и попал в рай, – блаженно вздохнул Линк, утолив первый голод, и только тут заметил, что Мег даже не притронулась к еде.
 – Никак у вас тоже пропал аппетит?
 Он подождал, пока Мег не взяла в руку вилку, и снова принялся за еду, однако через пару минут вновь посмотрел на ее нетронутую тарелку.
 – Что-то не так?
 – Вы сознаете, что свели на нет все мои усилия?
 – О чем вы? – изумился он. – Никки нездоровится.
 – Она хотела доказать мне, что может вертеть вами как вздумается.
 – Вздор!
 – Мы два часа сидели и занимались – и она ни разу не пожаловалась на нездоровье до тех пор, пока вы не вернулись.
 Линк раздраженно бросил вилку.
 – Уж не хотите ли вы сказать, чтобы я не смел приближаться к своему собственному дому в часы ваших занятий?
 Мег разъяренно уставилась на него.
 – Никоим образом, однако не смейте совать нос в дела, которыми занимаюсь я. Не далее как сегодня утром вы велели мне делать работу, за которую мне платите, а затем, три часа спустя, являетесь и разрешаете Никки своевольничать.
 – Неужели весь шум только из-за того, что у нее разболелся живот?
 – Не в этом дело. Мы с ней сейчас играем в «кто-кого-переупрямит». И вы, Линк, подыграли ей и помогли победить. Теперь она знает, что всегда может рассчитывать на вас, если надо улизнуть от занятий.
 Девушка встретилась с ним взглядом, и Линк заметил, сколько неподдельного страдания было в ее больших карих глазах.
 – Как прикажете быть гувернанткой Никки, если я не могу даже следить за ее дисциплиной? Вспомните, пожалуйста, что вы сами наняли меня для того, чтобы я жила тут и помогала вашей сестре.
 Линк с трудом проглотил тугой комок в горле. Мег права. Он всю жизнь балует Никки. Но ведь они брат и сестра, и больше у них на свете никого нет.
 – Вы правы. Обещаю впредь не вмешиваться. Теперь все в ваших руках. – Линк швырнул салфетку на стол и быстрым шагом вышел из кухни.
 Остановился он только у двери Никки. Дважды постучал, а затем открыл дверь и вошел. К его удивлению, сестра стояла посреди комнаты с наушниками на голове и пританцовывала в такт какой-то музыке. Линк молча наблюдал за ней, уперев руки в бока. Наконец Никки заметила брата и, ахнув, выключила магнитофон и сняла наушники.
 – Тебе, судя по всему, стало лучше?
 Никки с безразличной миной пожала плечами.
 – Я не хотела есть за одним столом с ней.
 Линк схватил сестру за руку и развернул к себе.
 – Я уверен, что маме и отцу стало бы стыдно, если бы они узнали, как ты себя ведешь.
 Никки отпрянула от него.
 – А мне все равно!
 Линк знал, что это не так, однако не стал возражать.
 – Пойдем обедать. А потом будешь заниматься до вечера.
 – Нет, не буду. Я уже сказала тебе, что мне не нравится эта особа.
 – Эту особу зовут Мег Диланей. Можешь называть ее «Мег» или «мисс Диланей», но не смей называть ее «эта особа»! – Он потряс девочку за плечи. – Тебе все ясно?
 На глаза Никки навернулись слезы, но Линк предпочел этого не замечать. Господи, да он готов вынести что угодно, лишь бы сестра стала прежней.
 Никки неохотно кивнула.
 – Все...
 – Вот и отлично. А теперь пошли, а то обед стынет. – Он пропустил Никки вперед и сошел следом за ней в кухню. Девочка молча уселась напротив Мег, и Дора поставила перед ней тарелку с рагу.
 Линк вздохнул и взял в руку вилку.
 – Ну что же, приятного всем аппетита...
 Поздно вечером Мег босиком вышла во внутренний двор. Дом, казалось, вымер. После ужина, который прошел в тягостном молчании, Линк уехал куда-то по делам, Дора отправилась навестить сестру, а Никки закрылась у себя в комнате.
 Мег повесила махровое полотенце на спинку одного из кресел и присела на краешек бассейна, радуясь, что никто не видит сейчас ее старенький купальник. Стянув волосы резинкой, она скользнула в прохладную воду и принялась плавать от стенки к стенке, стараясь избавиться от накопившегося за день напряжения.
 Все сегодня пошло не так, как она рассчитывала. Оставалось только надеяться, что Никки не возненавидит ее. Она вспомнила данное матери обещание. Господи, как же его выполнить, если Никки пока противно даже видеть свою гувернантку? Ладно, может быть, завтра удастся что-нибудь придумать.
 Мег проплыла вдоль бассейна пять раз и поняла, что выдохлась. Встав на дно там, где было мелко, она откинула с лица мокрые волосы и едва не ахнула, вдруг увидев в кресле у самого бортика Линка.
 – Я не знала, что вы тут.
 Линк наклонился вперед, в руке у него была бутылка пива.
 – Я вернулся несколько минут назад, – ответил он, не сводя с нее взгляда, так что Мег захотелось поскорее что-нибудь на себя накинуть.
 – Мне, конечно, следовало попросить разрешения пользоваться бассейном, но никого не было...
 – Можете купаться, сколько захотите, но лучше, чтобы кто-нибудь был поблизости. А если бы с вами что-нибудь случилось?
 – Я об этом не подумала... – Ее начала колотить дрожь. Во всем виноват холодный ветер, убеждала себя Мег.
 Линк не мог отвести от девушки глаз. До чего же приятно вернуться домой – и увидеть такое зрелище! Благодаря подсветке Мег окружало мерцающее сияние. Взгляд его метнулся к ее груди, к заметно напрягшимся под облегающим купальником соскам. Господи! Интересно, понимает ли она, что творится с ним по ее вине?
 Линк встал и протянул ей полотенце.
 – Вот, накиньте-ка, а то простудитесь. – Он протянул руку и легко вытащил девушку на бортик. Ему хотелось получше рассмотреть ее длинные, прекрасной формы ноги, узнать, можно ли обхватить ладонями тонкую талию, но он устоял перед искушением и накинул на нее полотенце.
 – Спасибо, – прошептала она, и Линк почти застонал, увидев, как шевелятся ее губы, которые, должно быть, так сладко целовать... Он покачал головой.
 – Это мне надо благодарить вас за все, что вы делаете для Никки.
 – Не так уж много мне пока удалось.
 – Но без моего вмешательства вы преуспели бы куда больше...
 Мег ничего не ответила, только взглянула на него своими большими темными глазищами.
 – Я не отрицаю, что донельзя избаловал сестру. Просто мне всегда хотелось защищать ее. – Линк отступил на шаг и провел рукой по волосам. – А теперь не знаю, что делать.
 Мег улыбнулась ему. Он никогда раньше не замечал, какой чудесной может быть женская улыбка.
 – А вам и не надо ничего делать. Не позволяйте ей бездельничать и увиливать от работы. Можете мне поверить, она отлично знает, как вить из вас веревки. – Мег заговорила серьезнее: – Завтра я должна звонить миссис Симпсон. Она договорилась с психологом в Форт-Уорсе – Никки необходимо начать курс психотерапии.
 – А что должен делать я?
 – Не забывайте подбадривать Никки, и все.
 Он кивнул, по-прежнему завороженный ее чувственными губами.
 – И все?
 – Пожалуй, пока этого хватит.
 Но ему-то хотелось большего! Ему хотелось проверить, будут ли ее губы мягкими и теплыми. Хотелось прижать ее великолепное тело к себе, почувствовать тепло ее рук на своей коже.
 – Обещайте, что не откажетесь от репетиторства, ладно?
 Мег снова улыбнулась.
 – Обещаю.




 ГЛАВА ТРЕТЬЯ



 Спал он отвратительно. Услышав звонок будильника, взглянул на циферблат и застонал, сообразив, что проспал не более четырех часов. Хотелось думать, что во всем виновата ночная гроза, однако не стоило обманываться – беспокойство его было вызвано мыслями о Мег Диланей. Большую часть ночи он видел ее в бассейне, где она стояла, озаренная сиянием воды, сбегавшей по обнаженным плечам.
 Он поднялся и направился в ванную. Черт возьми! Надо перестать думать о Мег как о женщине. Она лишь гувернантка Никки, может быть, последняя надежда его сестры. Надо держаться от нее подальше, и пусть она выполняет свою работу. Холодный душ помог Линку окончательно проснуться и немного вернул его к реальности наступающего дня.
 Он быстро надел чистые джинсы и ковбойку. Сегодня ему предстояло съездить в Форт-Уорс, чтобы купить чистокровную кобылу. Прихватив высокие сапоги, он в носках прокрался по коридору и на мгновение задержался у двери Никки. Несколько лет назад сестра упросила бы его взять ее с собой. Линк улыбнулся. Никки никогда не упускала возможности побывать на конном аукционе. Может быть, сегодня ей тоже захочется поехать, подумал он, спускаясь вниз, чтобы позавтракать. Из кухни доносился восхитительный аромат, и Линк поспешно распахнул дверь, но слова утреннего приветствия замерли у него на губах, когда он увидел у плиты не Дору, а Мег.
 Ее волосы были небрежно схвачены лентой на макушке, так что несколько непослушных прядей щекотали раскрасневшиеся со сна щеки. Сегодня Мег надела тонкую розовую футболку и старенькие джинсы. Ноги ее были босы, и от этого теплая кухня показалась Линку особенно уютной. Девушка обратила на него чуть сонный, по-утреннему милый взгляд, и Линк понял, что холодный душ был пустой тратой времени.
 Мег улыбнулась.
 – Доброе утро.
 – Доброе... – Линк поставил сапоги у порога и осмотрелся. – А где Дора?
 – Позвонила несколько минут назад. Она все еще у своей сестры – говорит, машина никак не заводится.
 – Может, стоит послать кого-нибудь из работников, чтобы помочь?
 – Нет, она уже связалась с гаражом. Похоже, вам придется довольствоваться моей стряпней.
 – Вы вовсе не обязаны готовить мне завтрак.
 Мег перевернула на сковородке кусок ветчины.
 – А я ничуть не против. Я всю жизнь кормила братьев.
 Линк подошел поближе, застегивая манжеты рубашки.
 – Но я плачу вам не за это.
 Она быстро посмотрела на него, и он ощутил себя разочарованным оттого, что взгляды их не встретились.
 – Поджарить яичницу с ветчиной – это еще не конец света. Да и Никки вот-вот должна спуститься.
 Линк посмотрел на часы – еще только половина седьмого.
 – Плохо верится, что мысль о занятиях может разбудить мою сестру ни свет ни заря.
 – Если бы она ходила в школу, то встала бы именно в это время, верно? Ведь автобус из школы заезжал за ней в семь десять, так?
 Он кивнул.
 – Понимаете, очень важно, чтобы она жила по обычному для нее графику.
 – Вы правы, – согласился Линк. – Но как заставить ее – вот вопрос.
 Мег снова перевернула ветчину.
 – Линк, Никки нужен твердый распорядок дня. И дисциплина. Мне кажется, она просто мечтает о том, чтобы ее жизнью кто-то руководил.
 Линк подошел к кофеварке и налил себе кофе. Прислонившись к холодильнику, он в упор посмотрел на хорошенькую кухарку. Мег разбила на сковородку три яйца, подождала минутку и быстро перемешала их. Затем достала из буфета большую тарелку, уложила на нее четыре толстых ломтя ветчины, увенчала их уже успевшей прихватиться яичницей и прибавила два свежих тоста. Поставив все это перед Линком, она велела ему есть, пока завтрак не остыл. Затем открыла дверцу холодильника и нагнулась. Сердце Линка учащенно забилось, едва он увидел, как джинсы обтягивают ее безупречную фигуру.
 Наконец Мег достала кувшин апельсинового сока и, подойдя к столу, заметила, что Линк не притронулся к еде.
 – Я что-нибудь не так приготовила? Дора сказала, что вы любите слабо поджаренную яичницу.
 Линк быстро сел за стол.
 – Нет, все просто замечательно. А вы сами не будете завтракать?
 Мег покачала головой.
 – Я подожду. – Однако налила себе кофе. – А чем обычно завтракает Никки?
 Линк вопросительно поднял бровь.
 – Уж не собираетесь ли вы прибегнуть к системе взяток, а?
 Мег заметила в его глазах насмешливый огонек и поняла, что ее поддразнивают. Она вздохнула. Господи, если бы только он знал, как ей хочется достучаться до Никки. После вчерашнего дня Мег опасалась, что сестра может всей душой возненавидеть ее.
 – Я готова прибегнуть к чему угодно, лишь бы она одумалась – ведь тогда суд не станет отнимать ее у вас. Вряд ли Никки заслуживает жизни в приюте.
 Рука Линка с вилкой замерла в воздухе.
 – Если они решат отобрать ее, сначала им придется иметь дело со мной.
 Мег обхватила ладонями кружку кофе.
 – Вашей сестре страшно повезло – вы так защищаете ее. Я надеюсь, что она не станет возражать против нескольких сеансов психотерапии, как только наши занятия пойдут на лад.
 Линк потянулся через стол и дотронулся до руки Мег.
 – Я рад, что вы так заботитесь о ней, Мег. Заботитесь не как репетитор, а как друг, может быть, как сестра, которой Никки всегда не хватало.
 Казалось, тепло его широкой ладони прожигает ее руку. Когда он произнес слово «сестра», Мег почувствовала, как у нее перехватило горло.
 – Ну просто сладкая парочка!
 Они обернулись и увидели появившуюся в дверях Никки. Она насмешливо рассматривала их.
 – А Сюзанна не станет ревновать? Линк отдернул руку.
 – И тебе тоже доброе утро, Никки. Ты сегодня рано поднялась.
 Девочка неприязненно уставилась на Мег.
 – У меня не было выбора.
 – Если бы ты ходила в школу, ты бы сейчас ждала автобус, – напомнил ей Линк.
 –  А  я бы спряталась, – с вызовом ответила Никки и вошла в кухню. На ней была черная юбка – слишком короткая, ярко-красный топ – слишком тесный, и черные ботинки – слишком тяжелые. Волосы были растрепаны, а лицо скрыто под толстым слоем косметики.
 Мег украдкой взглянула на Линка и поняла, что его не радуют ни вид, ни настроение младшей сестры. Нет, надо сохранять спокойствие.
 – Как насчет завтрака, Никки? – поинтересовалась она, вставая.
 Никки подошла к столу.
 – Я не голодна. Выпью кофе, и все.
 Линк открыл было рот, но Мег быстро подняла руку, призывая его не возражать.
 – Вот и отлично – кофе поможет тебе взбодриться перед занятиями.
 Девочка ошарашенно посмотрела на нее.
 – Ну да... конечно.
 – Присаживайся.
 Никки повиновалась, и Мег налила ей большую кружку крепкого черного кофе. Надо надеяться, что такая тактика себя оправдает. По крайней мере с Клинтом и Риком она срабатывала безотказно. Мег поставила кофе перед Никки.
 – Почему бы тебе не составить брату компанию, пока я приму душ? – Она увидела, что Линк в упор рассматривает ее. – Если только вам больше ничего не нужно.
 – Нет, я думаю, мы справимся, – сказал он и обернулся к сестре. – Верно, Ник?
 – Угу, – ответила та, размешивая в кофе сахар.
 – Мег... – Линк встал и подошел к девушке, – я должен ехать в Форт-Уорс. Вернусь, скорее всего, поздно.
 Она кивнула и закусила губу, чтобы не спросить, в котором часу.
 – Сюзанна едет с тобой? – поинтересовалась Никки.
 – Нет, я еду с Дейлом. Мы отправляемся на конный аукцион. – Он взглянул на сестру через плечо. – А ты веди себя сегодня как следует.
 – Угу... – Вздохнув, она закатила глаза.
 – Послушайте, Мег, ужасно не хочется оставлять вас одну, но я обязательно должен приобрести эту кобылу.
 – Все в порядке, Линк, – успокоила его Мег. – У нас с Никки все будет хорошо. Кроме того, мы сможем получше познакомиться. Если наши занятия пойдут плодотворно, возможно, закончим сегодня чуть раньше.
 – Ну, тогда до вечера.
 – До вечера, – эхом откликнулась Мег и вышла из кухни.
 Поднимаясь к себе, она пыталась понять, почему так разочарована известием о том, что сегодня Линк будет в отъезде.
 Во втором часу дня Никки явно стала уставать, и Мег решила, что пора закончить занятия. После ланча прошел всего час, однако внимание девочки начало рассеиваться.
 Мег закрыла учебник географии.
 – Пожалуй, на сегодня хватит.
 – Ура! – Никки вскочила.
 – Постой, тебе вовсе не обязательно сразу убегать. Ты не хочешь показать мне ранчо?
 – Ну ладно... – Никки вздохнула и пошла к двери.
 Мег быстро последовала за ней. С детства она помнила ранчо Стоунеров как самое чудесное место на свете, хотя лишь издалека видела табуны лошадей, когда отец заезжал узнать, не найдется ли у Джо Стоунера какой-нибудь работы.
 А вчера, когда она заходила в крытый манеж, чтобы найти Линка, ей удалось поближе рассмотреть знаменитых стоунеровских верховых лошадей.
 Сейчас, идя рядом с Никки по усыпанной гравием дорожке мимо обширных выгонов с побеленными изгородями, Мег чувствовала себя взволнованной, как маленькая девочка.
 – Тебе очень повезло, что ты живешь тут, – проговорила Мег.
 – Я тоже так думала, когда была ребенком, – пробормотала Никки, останавливаясь у изгороди одного из пастбищ. – А теперь мне тут не нравится.
 Мег захотелось схватить ее за плечи и потрясти. Господи, разве ей здесь плохо? У нее же есть все, что только пожелаешь!
 – Знаешь, найдется немало ребят, которые были бы счастливы назвать это ранчо своим домом.
 – И кто же именно? – Никки уселась на изгородь, и Мег последовала ее примеру. Трава на пастбище была сочной и блестела под лучами солнца, а воздух был напоен запахами лошадей и свежескошенного сена. Неподалеку пасся небольшой табун, и Мег залюбовалась чудесными животными.
 – Я бы и сама не возражала.
 – Ну так и живите тут, – отрезала Никки. – А я хочу в город, где живут все мои друзья.
 – Разве они не могут приезжать к тебе сюда?
 – Как же! Брат только и делает, что шпыняет их. Мы жили так дружно, пока...
 – ...пока не погибли твои родители, – закончила Мег, и Никки поспешно отвернулась. Выходит, она вовсе не такая бесчувственная, какой предпочитает казаться. – Линк тоже очень страдает...
 – Откуда вам знать? Вы же приехали сюда только вчера. Вы вообще ничего не знаете! – Никки резко спрыгнула с изгороди и повернулась к дому.
 Мег быстро схватила ее за плечо.
 – Ты права, Никки. Я действительно ничего не знаю
30.11.15   |   1005      Сохранить себе:

Комментарии
Фейсбук
Вконтакте
Как подготовиться к празднику за один вечер?
Дата: 23.07.15
 Очень часто женщины так погружены в повседневные заботы, что очень мало времени остается на себя. При этом в праздничный
Маникюр 2015 года модные тенденции на лето + фото
Дата: 02.06.15
 Ни одна женщина не станет отрицать, что руки это наше все. Они красноречиво расскажут о здоровье, образе жизни и отношении